P0

НОВОСТИ

Морской капитан: литовские моряки равноценны дипломатам и членам Сейма

Денис Кишиневский
2020-12-08


Клайпеда издавна славится своими морскими традициями, а жизнь многих горожан неразрывно связана с морем. В этом смысле город стоит особняком. После восстановления независимости Литва постепенно теряла флот, однако страна по-прежнему славится своими специалистами – литовские моряки востребованы на мировом рынке. На первый взгляд эта профессия кажется романтичной, однако работа «на воде» – тяжкий труд. За полгода странствий моряки могут ни разу не сойти на берег, а за время пандемии проблемы лишь обострились.

По оценкам ООН, около 400 000 моряков сегодня не могут сойти на берег, многие уже год не видели родных, не лечили зубы, не гуляли в лесу. Абсолютное большинство встретят Новый год и Рождество в рейсе, но есть и те, кому повезло. Так, капитан дальнего плавания Ромас Кармазинас – представитель нового поколения литовских моряков – отметит праздники дома. Кстати, сегодня он всерьез раздумывает над возможностью побороться за должность нового капитана Клайпедского морского порта. Накануне мы встретились и поговорили с ним о нелегкой доле морехода, о морских традициях, о планах на будущее и о том, с какими проблемами сегодня сталкивается эта уникальная для Литвы отрасль.

Поведайте немного об истории своей семьи, о родителях. Как они оказались в Клайпеде? Повлияла ли их работа и увлечения на то, что вы решили связать свою жизнь с судовождением?

Ромас Кармазинас: Я родился в Калининграде, но в 90-х годах мама переехала в Клайпеду из Калининграда. Мне было восемь лет, это было время, когда Литва только-только восстановила независимость. Говоря о корнях, я могу себя назвать литовцем. Мой дедушка родился под Каунасом, служил на Новой Земле, а после этого попал в Калининград – по распределению. Там и остался, там родилась и моя мама. Ей очень понравился Клайпедский край и сама Клайпеда, поэтому осели здесь. Я на тот момент был еще мал, поэтому в целом мне было все равно, куда кататься. Поскольку большую часть сознательной жизни я прожил в Клайпеде, без тени сомнения могу сказать, что Клайпеда – мой родной город. Желания куда-то уезжать нет, да и никогда не было.

Когда я был ребенком, хотел стать каскадером… Живя в Клайпеде, с каждым годом море тянуло все больше. Отец когда-то проходил службу на военных пароходах на севере, но на этом все и закончилось. В роду у нас моряков не было, поэтому смело могу сказать, что я заложил что-то новое в семейной династии. Желание связать свою жизнь с морем приобрело более-менее четкие очертания в 7-9 классах. Закаты, рассветы, морская романтика и рассказы моряков, которыми славится наш край, предопределили будущий выбор профессии.

Позже я окончил Литовскую высшую мореходную школу – это было приоритетное направление, но, помимо этого, подавал документы на изучение права в Вильнюсе. Кстати, туда меня тоже приняли, но море тянуло гораздо больше.

Работа мне очень нравится – я уже два раза обошел вокруг света. Когда работа приносит удовольствие – это большое счастье.

Вы свободно говорите по-русски. Помимо прочего, я знаю, что вы окончили русскую школу, хотя называете себя литовцем, и это довольно интересно. Как так получилось?

Можно сказать, что я русскоязычный литовец, хотя литовским языком, разумеется, владею в совершенстве. Говоря о школе, да – совершенно верно. Я начинал учиться в «Жалякальне», но заканчивал обучение уже в школе имени Максима Горького – это учебные заведения с русским языком обучения. Дело в том, что я родился в Калининграде, детство провел там, поэтому, когда мы вернулись из России, то по-литовски я мог сказать всего одну-две фразы. Хорошо помню, что отлично знал выражение – „aš noriu valgyti“ (я хочу есть). В литовскую школу я бы пойти не мог, да и, честно признаюсь, такого желания и мыслей на тот момент вообще не было – ни у меня, ни у родителей.

Государственный язык я освоил со временем, больших проблем с ним у меня никогда не было.

Недавно многолетний капитан Клайпедского морского порта Адомас Алякна ушел на пенсию. Должность – вакантна. Идет молва, что вы намерены побороться за это место. Правда ли это?

Я бы пока повременил с ответом – еще ничего неясно. О проведении конкурса еще никто не объявлял, но загадывать на будущее не хочу. Может, уже есть какая-то кандидатура, ведь капитана порта назначает непосредственно гендиректор. Безусловно, я бы хотел опробовать свои силы на этом посту, но не могу ждать на берегу месяцами – нужно уходить в следующий рейс. Тем не менее до конца я не определился – много неясностей. Если конкурс будет, я попробую.

Клайпедчане приблизительно понимают, что представляет собой эта должность, однако абсолютное большинство жителей Литвы с трудом ответят на вопрос, какие задачи стоят перед капитаном порта. Если вас не затруднит, расскажите об этой работе подробнее.

Речь идет о широком перечне задач. Капитан порта работает в одной связке со всеми портовыми службами. Он, как и его коллеги, нацелен на то, чтобы Клайпедский порт совершенствовался и становился как можно более привлекательным для клиентов. Прежде всего, капитан отвечает за безопасность судоходства в порту: общий контроль над ситуацией, движение судов и их сопровождение, надзор за состоянием причалов – обязанностей очень много. Капитан наблюдает за выполнением всех правил и распоряжений по торговому мореплаванию, он же является руководителем лоцманской, спасательной и сигнальной служб, а в военное время отвечает и за военно-морской контроль над судоходством в границах порта. Это лишь несколько ключевых нюансов, в действительности их еще больше, некоторые аспекты даже не разглашаются.

Говоря о Клайпеде, ключевая цель одна. Наш порт должен становится лучше и лучше, его положение должно усиливаться, выгода для экономики расти. Успешный Клайпедский порт – это успешное Литовское государство. Успех первого неразрывно связан со вторым.

В Литве относительно недавно уравняли в статусе капитанов и старших механиков, на рукавах их морских кителей и на погонах теперь одинаковое количество нашивок. Кто-то считает, что это упрощенный взгляд, кто-то оценивает эти изменения положительно, но я хочу спросить не об этом. Как в стране сегодня относятся к морским капитанам, уважаемая ли это профессия?

У нас в Ассоциации морских капитанов – прекрасные и умнейшие люди, у которых можно многому поучиться. Сигитас Шилерис, Ричардас Лучка, Юозас Лиепонюс, Витаутас Сауленас – фамилий очень много.

Капитан в Литве – это лицо морского государства. Я бы сказал, что в какой-то мере капитанов можно приравнять к дипломатам, поскольку люди работают в иностранных компаниях. У Литвы своего флота фактически нет – его развалили. Остались лишь частные предприятия, где под национальным флагом ходит десяток судов. Тем не менее, по официальным данным, в стране насчитывается около 7 000 моряков. Сегодня они рассеяны по миру, сегодня именно они несут наш флаг.

С нашими капитанами считаются и судовладельцы, и портовые власти. Литовский капитан – это уже гарант качества. Выходцев из Литвы высоко ценят в мировых компаниях. Поэтому я не побоюсь сравнить их с дипломатами и теми же членами Сейма, которые ездят по командировкам, иногда о чем-то договариваются, при этом далеко не всегда их поездки можно назвать значимыми и нужными, а мы, в свою очередь, представляем государство на мировой арене с хорошей стороны.

Например, сейчас я работаю в крупной ирландской компании. Когда я впервые пришел туда – семь лет назад – там было всего два литовца, включая меня. Между тем сегодня с компанией работают множество литовских ребят. Работодатели утверждают, что у них есть большое желание трудоустраивать моряков из Литвы, так как их компетентность очень высока.

Литва – морское государство?

Вопрос непростой. Я много говорил о высоких стандартах наших моряков, но все, что осталось – это Литовская высшая мореходная школа. Ее смело можно назвать кузницей морских кадров, но есть ли что-то, помимо нее?

Очень бы хотелось, чтобы отрасль восстановилась, но, скорее всего, этого не случится, пока кто-то из морского сообщества не попадет в Вильнюс. Сегодня центральные власти нас не видят и не слышат. К нам начинают прислушиваться тогда, когда ситуация доходит до абсурда. В прошлом году «светлые головы» в Сейме решили узаконить поправку о том, что экзаменовать моряков и выдавать им квалификационные документы будут бывшие дорожники в Каунасе – это было немыслимо. Тогда морское сообщество – Союз моряков Литвы, Ассоциация морских капитанов, руководство высшей мореходной школы, портовики, некоторые журналисты-клайпедчане – начали бить в колокола, поэтому дело быстро замяли, а поправку отозвали.

Однако это исключительный случай, а когда начинаешь говорить о Литве как о морском государстве, о стратегии, о проблемах, о комплексных подходах, о видении, всем глубоко наплевать – это не только не вызывает интереса, но и понимания самой сути вопроса. Специалистов в вильнюсских коридорах нет – это факт, с которым нужно мириться.

Накануне я выпустил большой материал о возможностях возрождения судоходства, где мнения спикеров разделились. Капитан Миндаугас Бастакис считает, что это важно и нужно, а другой ваш коллега Денис Легензов и профессор Виктор Сенчила говорят, что создание новой судоходной компании с участием государства нецелесообразно. Что вы думаете про это?

Я склонен согласиться с Денисом Легензовым. Затея, конечно, очень интересная, но давайте будем реалистами – осуществить ее сегодня фактически невозможно. Это были бы огромные затраты – речь идет о сотнях миллионов евро.

Раньше можно было это сделать, объем инвестиций был бы не так велик, но когда на заре независимости руководители Литвы заявили, что флот республике не нужен, о чем здесь разговаривать?

Можно восстановить мелкий рыболовный флот, прогулочный, что сейчас пытаются делать некоторые предприниматели, организующие развлекательные прогулки из Каунаса до Ниды.

Какие-то туристические инициативы и флот прибрежного плавания развивать можно и нужно, но большой межконтинентальный или европейский флот – нереализуемая задача. Быть может, когда-то отрасль возродится, но уже не в нашем веке.

Назовите основные проблемы литовских моряков, которые можно решить на уровне власти, но при этом они не решаются.

Проблемой номер один является система налогообложения. В официальных структурах никто толком не может пояснить, как нужно действовать. На интернет-страницах прописана какая-то информация, но сразу видно, что этим занимаются сторонние люди – не специалисты, так как данные неполные. Указано, что ты освобожден от налогов, если работаешь на судне, зарегистрированном под флагом страны-члена Евросоюза.

Что такое флаг Евросоюза? Сегодня ты можешь работать на европейскую компанию, под флагом одного из государств ЕС, но контракт работодатель может выписать через третью страну, которая налоги Литве уже не платит. Получается, что ты работаешь под флагом, налоги не платятся – все законно, но когда человек возвращается из рейса домой и приходит в нашу налоговую инспекцию, ему могут задать множество вопросов и начать проверять. Они посчитают, что у тебя контракт с третьей стороной, тут же на моряка посыплются штрафы и космические суммы за неустойки… Проблема в том, что ничего не расписано – чиновники сами не знают, как работать, так как в системе множество явных прорех.

Много моряков так и работают и вообще боятся связываться с налоговой, руководствуясь правилом – не трогают, мол, и слава Богу. Другие бегают по инстанциям и декларируют документы, оформляя бумаги как выезд за границу. Человек работает по контракту, возвращается и встает на Биржу труда. В таком случае ему уже автоматом не нужно платить налог на социальное страхование, но это ненормальная практика. Каждый раз нужно тратить время, регистрироваться, разбираться с большим количеством документов, хотя после рейса человек должен отдыхать.

Система должна быть отлажена, необходимо четкое правовое регулирование.

В ходе первой волны коронавируса моряки столкнулись с трудностями во время прохождения обязательной медкомиссии. Эта проблема до сих пор актуальна?

Совершенно верно. Вторая насущная проблема – это монополия Клайпедской больницы моряков. Если в Латвии медицинское обследование можно пройти, получив все необходимые для работы документы, как минимум в трех городах, у нас лишь в одном учреждении, которое диктует ценовую политику и пользуется своим исключительным положением на рынке. Это неправильно. В Латвии стоимость прохождения медкомиссии меньше, чем в Литве. Множество моряков сегодня отказываются от Клайпеды в пользу Лиепаи и Риги, где цена ниже, процесс слаженнее, а процедуры проходят быстрее.

Нужно понимать, что капитаны могут позволить себе заплатить больше, однако есть простые моряки и работники, нуждающиеся в тех же документах, которые не готовы каждый раз выкладывать круглые суммы. Люди ищут возможность сэкономить, и это нормально.

Монополия больницы – это проблема. Можно ли от нее отказаться? Безусловно. Инициатива в руках министерства здравоохранения. У нас есть множество прекрасных медицинских центров, которые готовы обеспечить запросы моряков.


    2020-12-08

    Написать комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    Поддержка

    Jei Jums patinka „Atviros Klaipėdos" žurnalistų rengiami straipsniai ir tikite visiškai atviros bei nepriklausomos žiniasklaidos idėja - paremkite mus, nes į VšĮ „Klaipėda atvirai" sąskaitą pervedama parama yra pagrindinis mūsų pajamų šaltinis.

    Paremti
    Atviri dokumentai

    VšĮ „Klaipėda atvirai" kiekvieno mėnesio pradžioje skelbia, kiek per praėjusį sulaukė paramos. Taip pat - detalią atskaitą apie visas praėjusio mėnesio išlaidas.

    Čia galite rasti ir portalo Etikos kodeksą bei VšĮ „Klaipėda atvirai" dalininkų sąrašą.

    Su dokumentais galite susipažinti čia
    Informacija

    Portalas „Atvira Klaipėda” priklauso
    VšĮ „Klaipėda atvirai”. Plačiau apie įstaigą ir portalą galima paskaityti čia.

    Redakcijos adresas:
    Bangų g. 5A (3 aukštas)
    Klaipėda, LT-91250
    Tel. + 370 650 77550
    el. paštas: info@atviraklaipeda.lt