P0

НОВОСТИ

Отголоски загрязнений со стороны „Grigeo“. Смогли ли ученые пролить свет на инцидент? Интервью с морским биологом

Денис Кишиневский
2021-08-27


Экологические проблемы Балтийского моря и Куршского залива связаны со многими сторонами жизни общества. Производство, сельское хозяйство, промышленность, сточные воды, транспорт – все это негативно сказывается на окружающей среде. Насколько серьезна проблема загрязнений, что делать с залежами химоружия, можно ли есть рыбу, выловленную в наших водах, и на каких пляжах в Литве отдыхать не стоит? Об этом мы расспросили научного сотрудника Института морских исследований Клайпедского университета, доктора наук Сергея Суздалева.

В начале 2020 года Литву всколыхнула весть о том, что компания „Grigeo Klaipėda“ неочищенные стоки прямо в Куршский залив. После этого инцидента Институт морских исследований обещал принять участие в расследовании, оценить масштаб загрязнений. Знаете ли вы о каких-либо подвижках в этом деле?

Об этой проблеме говорят до сих пор. Как вы знаете, администрация президента даже предоставила институту грант в размере четырех тысяч евро для исследования этого вопроса. Насколько я знаю, большая часть этой суммы была выделена на то, чтобы провести работы по моделированию потенциального загрязнения, которые попадают в Куршский залив. Специалисты изучали различные сценарии. Например, что произойдет, если условное пятно, появившееся в результате упомянутого инцидента, попадет в воду, куда оно направится дальше, как быстро оно уйдет в сторону моря или, напротив, вглубь залива, как быстро оно растворяется и тому подобное. Когда мы говорим о каком-то выбросе, мы проецируем его на всю Балтику, так как рано или поздно он окажется в море.

Проблема заключается в том, что мы должны знать, как долго происходили нарушения, чтобы понять, как нужно проводить моделирование. Мы можем оценить ситуацию после моментального выброса, и эта работа была выполнена, но если слив стоков происходил на протяжении длительного времени, это требует иного подхода. Кроме того, институт исследовал донные отложения в месте предполагаемого выброса, но ничего экстраординарного не нашел, но это неудивительно. Куршский залив – проточный. Также не стоит забывать, что эта зона примыкает к Клайпедскому порту, на территории которого находятся свыше 30 компаний, занимающихся самыми разными вещами. Это и перевалка металлов, и опасных веществ, и удобрений, поэтому сам фон залива зависит от очень многих факторов. Пока мы не можем однозначно сказать, что это именно «Григео» ухудшил состояние воды. Это было бы не совсем правильно.

История с „Grigeo“ – не единственный пример. В прессе то и дело мелькают сообщения о том, как крупные предприятия загрязняют водоемы и окружающую среду. Среди них такие игроки, как KLASCO, „Klaipėdos energija“, „Rapsoila“ и многие другие. Следует ли государству ужесточить контроль и ответственность за подобные нарушения или проблема исчезнет сама собой, но со временем?

Я считаю, что правительство могло бы смотреть на все эти вещи строже, хотя мое мнение нельзя назвать истиной в последней инстанции, оно может отличаться от позиции большинства. Кроме того, субъекты, то есть предприятия, чья деятельность может или наносит вред окружающей среде, должны сами проявлять инициативу и стремится нивелировать ущерб. Деньги и заработок – это важно, но часть средств необходимо направлять на совершенствование технологий, на инновации, на то, чтобы экология страдала как можно меньше. В конце концов, всем нам здесь жить, все мы хотим дышать чистым воздухом и купаться в чистых водоемах. В свою очередь, депутаты Сейма также должны работать над изменением ситуации в целом, меняя правовые акты и требования. Это согласуется с общеевропейской политикой.

У страны и у частных игроков есть множество механизмов, доступ к фондам, ими просто нужно пользоваться.

Как вы оцениваете качество воды в Балтийском море и в Куршском заливе в целом?

Говоря о химическом состоянии конкретного водоема, необходимо обратить внимание на то, что речь должна идти об определенных критериях. Что касается цветения, то на это влияют органические вещества – азот и фосфор. Они попадают в Куршский залив с полей, где используются удобрения, которые перенасыщены этими элементами. Если мы говорим об этом показателе, то он не улучшается, но и не ухудшается. Я бы охарактеризовал эту ситуацию как стабильно плохую. Мы прогнозировали, что к 2020-2021 году положение станет лучше, но этого не произошло, и это вызывает тревогу.

Другой вопрос связан с тем, что ученые называют невидимой проблемой. В частности, на протяжении последних семи-восьми лет я занимаюсь изучением и выявлением специфических химических веществ, которые невозможно увидеть, пока ты не возьмешь пробы воды или донных отложений. С одной стороны, могу сказать, что какие-то показатели говорят о том, что ситуация улучшается. Например, концентрация ртути, кадмия и свинца – тяжелых металлов – в Куршском заливе и в море за последние десять лет сильно уменьшилась, и это очень хорошо. На это повлиял Евросоюз и директивы Еврокомиссии, запрещающие промышленникам слив таких опасных отходов в воду. Все это позитивно сказалось на окружающей среде.

Но, с другой стороны, не все так гладко. Мы продолжаем находить ртуть в живых организмах. Например, в печени рыбы, в моллюсках. Концентрация этого металла бывает довольно-таки велика. Это говорит о том, что загрязнение – историческое. То, что попало в воду 20-30 лет назад, сказывается на животных, проявляется…

Что еще тревожит ученых?

На протяжении последних пяти-семи лет мы находим новых загрязнителей, которые связаны не столько с промышленностью, сколько с нашей бытовой жизнью. Те продукты, которые каждый из нас использует дома, неизбежно попадают в окружающую среду. Ключевая проблема – это пластик, фармацевтические вещества и их отходы, лекарственные препараты и антибиотики. Увеличение концентрации этих продуктов настораживает. В будущем это может обернуться большой проблемой. Не исключено, что они были в воде и раньше, но десять лет назад у нас еще не было технологий, позволяющих так глубоко изучить состояние воды. То, что мы находим в заливе и в море совершенно новые химические препараты, о которых раньше не могло быть и речи, точно не вызывает оптимизма. Не удивлюсь, если вся эта палитра новых веществ дополнится другими.

В этом году сотни тысяч жителей Литвы проводят лето у нас на море. Очевидно, вы знаете об экологической ситуации на побережье больше, поэтому задам вопрос так: на каких пляжах предпочитают отдыхать сотрудники Института морских исследований?

Откровенно говоря, я купаюсь довольно редко, но не из-за того, что меня беспокоит качество воды, просто я люблю теплое море, а у нас довольно холодно. Если купаюсь на нашем побережье, отдаю предпочтение Куршской косе – Смильтине, Нида, Юодкранте. Там натуральный песок – он чистый и белый, а на севере, то есть за молом – от Клайпеды в сторону Паланги – на пляжи время от времени приходится завозить новый песок. Но в целом большой разницы нет. Можно поплескаться и в Гируляй, и в Нямирсете… Но пить морскую воду все же не следует.

Недавно ваш институт проводил оценку состояния морской среды Балтийского моря в соответствии с Рамочной директивой по морской стратегии ЕС. Сотрудники вуза традиционно работают в исключительной экономической зоне Литвы – на Балтике. Были ли выявлены какие-то аномалии?

Я уже упоминал о новых загрязнителях, которые нас тревожат. Если говорить о других параметрах и факторах, хотел бы обратить внимание на подводный шум. Это составляющая, которую стали изучать и учитывать в ходе оценки относительно недавно. Подводный шум исходит от транспорта – от больших судов, которые ходят по морю. Он усиливается, когда в разных частях Балтики проходят военно-морские учения. Взрывы бомб влияют и сказываются на среде. Этот фактор серьезно влияет на море – это большая проблема, о которой раньше не говорилось. Тревогу вызывает и количество химических веществ, которые обнаруживаются в живых организмах. Это не дает нам покоя, так как ситуация не улучшается…

Если говорить о тяжелых металлах, обнаруженных в морских обитателях, существует два параметра. Предположим, что мы поймали рыбу и выявили, что концентрация ртути в ее печени превышает норму – для рыбы и ее самочувствия это плохо, но для человека опасности здесь нет. Употреблять ее в пищу можно, так как в данном случае действуют другие параметры.

После Второй мировой войны в Балтийском море было затоплено свыше 30 тысяч тонн химического оружия – это одна из самых болезненных тем для экологов. Одни утверждают, что в будущем угроза массовых загрязнений из-за утечек довольно-таки велика, другие говорят, что никакой катастрофы не предвидится. Каково ваше мнение? Можно ли назвать эти залежи «тикающей бомбой»?

По возможности его вообще не нужно трогать. Необходимо за ним следить, проводить наблюдения, брать пробы воды, но панические настроения абсолютно неуместны. Говорить об этой проблеме, безусловно, нужно, но прим этом не надо пугать жителей. Необходимо доносить правильную информацию – факты. Если мы посмотрим на анализ и результаты тех исследований, которые у нас есть, то увидим, что ситуация с залежами действительно поменялась, но эти изменения – визуальные. Например, на теле рыб, которые плавают в этих районах, были обнаружены какие-то новые пятнышки или пятна, но никаких других факторов, которые свидетельствовали бы об экологической катастрофе, выявлено не было. На мой взгляд, ситуация стабильная. Безусловно, нужно помнить и знать, что эти залежи есть, что они разлагаются и меняются, что необходим мониторинг, но поднимать панику не нужно.

Говоря о решении проблемы в будущем, следует ли мировой общественности подумать о возведении некоего подводного саркофага над этими опасными зонами, как это было сделано в Чернобыле?

Есть несколько вариантов решения проблемы. Обсуждается и вариант изоляции, и возможность поднять их со дна Балтийского моря, но это было бы крайне затруднительно. В любом случае сначала их придется изолировать. Быть может, запечатать в контейнеры и потом доставать наверх. Какой из этих вариантов наиболее правильный, сказать очень сложно. Мы видим то, что в последнее время интерес к этому вопросу со стороны Евросоюза, Европарламента и профильных международных организаций растет, поэтому в течение десяти лет мы должны услышать о новых предметных решениях.


    2021-08-27

    Написать комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    Поддержка

    Jei Jums patinka „Atviros Klaipėdos" žurnalistų rengiami straipsniai ir tikite visiškai atviros bei nepriklausomos žiniasklaidos idėja - paremkite mus, nes į VšĮ „Klaipėda atvirai" sąskaitą pervedama parama yra pagrindinis mūsų pajamų šaltinis.

    Paremti
    Atviri dokumentai

    VšĮ „Klaipėda atvirai" kiekvieno mėnesio pradžioje skelbia, kiek per praėjusį sulaukė paramos. Taip pat - detalią atskaitą apie visas praėjusio mėnesio išlaidas.

    Čia galite rasti ir portalo Etikos kodeksą bei VšĮ „Klaipėda atvirai" dalininkų sąrašą.

    Su dokumentais galite susipažinti čia
    Informacija

    Portalas „Atvira Klaipėda” priklauso
    VšĮ „Klaipėda atvirai”. Plačiau apie įstaigą ir portalą galima paskaityti čia.

    Puslapio taisyklės. 

    Redakcijos adresas: Bangų g. 5A-3C, Klaipėda, LT-91250, Tel. + 370 650 77550
    el. paštas: info@atviraklaipeda.lt