P0

НОВОСТИ

Первые месяцы Холокоста: женщин и детей забивали и хоронили заживо. Кто и как убивал евреев на западе Литвы? (1)

Денис Кишиневский
2021-11-17


80 лет назад по Литве прокатилась волна массовых убийств и еврейских погромов. В казнях и преступлениях против человечества принимали участие не только немцы, но и местные – полицаи, белоповязочники, бывшие военные, добровольцы, стрелки, рабочие, сотрудники полиции.

Несмотря на то, что нацистская оккупация длилась без малого четыре года, самым страшным для литваков стал 1941-й. За неполные шесть месяцев в стране было уничтожено до 80 процентов еврейского населения – 160-170 тысяч человек. Известно, что расстрелы начались сразу – в первые дни войны, и первая кровь пролилась не в Каунасе, а в городках на западе – в Гаргждай, Кретинге, Паланге, Дарбенай.

Их имен благородных мы здесь перечислить не сможем

История Холокоста в Литве берет свое начало с расстрелов и погромов в Гаргждай. 24 июня здесь были убиты свыше 200 евреев. Городок «зачищали» немцы – для ликвидации местных сюда специально перебросили гестаповцев из Тильзита и полицейских из Мемеля, и если первых изначально натаскивали на убийства гражданских, то для полиции такие задачи были в новинку. Тем не менее, служителей правопорядка приказ убивать ни в чем неповинных людей не смутил.

После присоединения Клайпеды к Германии в Гаргждай перебралось немало мемельских евреев. Когда городок захватили немцы, людей согнали на площадь. Некоторые жертвы знали своих палачей в лицо. В воспоминаниях одного из очевидцев трагедии сохранилась запись: приговоренный к смерти распознал в члене расстрельной команды патрульного из Мемеля. Он прокричал ему: «Стреляй прицельно, Густав!».

После расстрелов гестаповцы и полицейские распивали водку, а также сделали памятную фотографию. Михаил Голякевич, автор книги «Оседлать ветер», описывающей события в Гаргждай, пишет: «У смертников отобрали одежду, ценные вещи, деньги. Эсэсовцы и полицейские жадными глазами смотрели на золотые изделия тех, кого вот-вот расстреляют. Некоторые по-тихому спешили забрать вещи, которые им понравились. Ведь позже их могли присвоить себе воры покрупнее – из офицерского состава. <…> На площади звенела автоматная очередь, гремели винтовочные выстрелы, в воздухе раздавались крики, проклятья, мольбы. Воспитанники Ноймана (видного деятеля НСДАП Мемеля, сподвижника Гитлера – Прим.) неплохо освоили ремесло дантистов: они клещами вырывали у убитых золотые зубы».

На первых порах с евреями расправлялись немцы – зачищали приграничную зону. Убивали в основном мужчин, но чуть позже к организованным убийствам присоединились и местные. В октябре нацисты расправились с детьми и женщинами – в летние месяцы их согнали работать на фермы. Одна из очевидцев пишет: выбор палачей был специфическим – молодые здоровые девушки и дети.

В середине сентября 90 девиц согнали в лес близ деревушки Вежайчяй – там было вырыто две ямы. Расстрелом командовал главарь местных белоповязочников Идельфонсас Лукаускас, в прошлом – член подпольной антисоветской группы в Гаргждай. Перед стрельбой он приказал девушкам раздеться. Их расстреливали группами – по восемь-десять человек. Позже палачи сами засыпали ямы землей, забрали вещи и вернулись в город. Эти эпизоды подробно описаны в монографии историка-краеведа Хаима Баргмана.

Ксендз Йонас Алексеюс, другой свидетель трагических событий, рассказывал, что пытался помешать убийствам, но полицаи его не слушали. Сошлись лишь на том, что женщин не заставили раздеться догола, как планировали изначально. Им позволили встретить смерть в нижнем белье.

«Матери, у которых детей было больше, прикрывали детей, младенцев держали на руках. Всего было застрелено около 300 человек», – приводит слова священника Баргман.

Два дня спустя, 18 сентября, полицаи привезли в лес добить оставшихся. Людей забивали в прямом смысле слова. Позже, когда провели эксгумацию, было установлено, что 82 человека были убиты тупыми предметами, а 17 – похоронены заживо. Принято считать, что убийствами руководил волостной староста Пятрас Лянгвенас, в годы независимости он был начальником вежайчяйского взвода Союза стрелков.

До войны евреи составляли свыше 30 процентов всех жителей Гаргждай.

Обыкновенный коллаборационизм

Второй целью захватчиков стали Кретинга и Паланга. 25-27 июня здесь убили 215 и 111 человек соответственно. За несколько месяцев нацисты и их приспешники уничтожили свыше 2 000 евреев. Окончательно с многочисленной общиной расправились к середине октября. Людей расстреливали и забивали в городах, селах, селениях – везде, где могли. Так, в местечках Салантай, Дарбенай и прилегающих к ним районам захоронено свыше 1 000 человек.

Говоря о Паланге, один из самых страшных расстрелов произошел в лесу близ села Кунигишкяй. Сегодня это одно из излюбленных мест туристов – посреди соснового бора проложено несколько пешеходных троп, велодорожки, здесь расположены дома и гостиницы, элитный коттеджные поселки.

По данным историка Альфредаса Рукшенаса, в геноциде принимали участие местные – сотрудники литовской полиции, работники муниципалитетов, рабочие, надзиратели, трубочисты, почтальоны, портные. Число причастных к убийствам исчисляется десятками. При этом, как пишет другой исследователь Холокоста, Кристоф Дикман – немцы не принуждали жителей к расстрелам бывших соседей. От такой «повинности» можно было отказаться – за это не наказывали. В убийцы записывались добровольно.

В Кретинге 25 и 29 июня было уничтожено 560 евреев и 43 так называемых «советских активиста».

«Случай массовых расстрелов в Кретинге четко показал, что нацистам оказывали содействие местные жители. Полиция принимала участие в изоляции евреев, составляла списки, передавала их немецким репрессивным органам, конвоировала евреев к местам убийств», – пишет клайпедский историк Хекторас Виткус.

По его же данным, в Паланге литовский коллаборационизм был еще более ярким, нежели в Кретинге.

После убийства мужчин и мальчиков старше 14 лет нацисты при участии местных властей расправились с детьми и женщинами. Перед расстрелом у них отобрали ценные вещи – награбленное передали палангскому бургомистру.

Одним из главных вершителей окончательного решения еврейского вопроса на землях Жемайтии был житель Кретинги Пранас Лукис (по другим данным – Якис). В годы независимости он занимал пост начальника полиции безопасности города. Когда Литву заняли советские войска, он бежал в Германию – там был завербован гестапо. Он был самым свирепым, но, к сожалению, далеко не единственным представителем органов правопорядка, состоявшим на госслужбе при Сметоне, который позже участвовал в Холокосте.

С отступлением немецких войск Лукис бежал в Германию, интегрировался в послевоенную жизнь, но позже был задержан и предан суду. Его преступления рассматривались в 1958 году на знаменитом Ульмском процессе. Коллаборационист проходил по делу «оперативной группы Тильзит», причастной к ликвидации как минимум пяти тысяч гражданских. Бывший житель Кретинги обвинялся в убийствах 818 евреев. Он был признан виновным, но был приговорен всего к семи годам лишения свободы. В те годы власти ФРГ расследовали преступления нацистов неохотно. Главными виновниками было принято считать Гитлера и Гиммлера, а непосредственных исполнителей страшных приказов – жертвами преступной идеологии.

До войны в Литве проживало около 210 тысяч литваков. Во время нацистской оккупации было уничтожено 96 процентов всего еврейского населения. Сегодня в стране проживают чуть больше трех тысяч евреев.

В этом году в Литве проходят памятные мероприятия, приуроченные к трагической годовщине – 80 лет с начала Холокоста. В них принимают участие первые лица, депутаты, политики, общественные деятели. Они посещают места массовых убийств, встречаются с представителями еврейских общин. В настоящий момент такие сообщества действуют в Вильнюсе, в Каунасе, в Клайпеде, в Шяуляй, Паневежисе, в Укмярге и Швянченис.


    2021-11-17

    ONE COMMENT ON THIS POST To “Первые месяцы Холокоста: женщин и детей забивали и хоронили заживо. Кто и как убивал евреев на западе Литвы?”

    1. АватарValentin Tereškov (IP: 217.146.2.27)

      Labai gaila, kad istorija vėl kartojasi. Nieko neišmokė. Dabar naciai ir fašistai kremliuje. Balalaikų ir matrioškų federacijoj alkanas plebsas plika šikna žiūrį per tvorą į nekenčiamą Europą ir svajoja kaip čia viską atėmus, sugriovus ir padalinus. Nu va taip neužtenka savo, reikia lysti pas kaimyną nužudyt, pavogt, prišikt prie durų, umom raseju neponyat’…

    Написать комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    Поддержка

    Jei Jums patinka „Atviros Klaipėdos" žurnalistų rengiami straipsniai ir tikite visiškai atviros bei nepriklausomos žiniasklaidos idėja - paremkite mus, nes į VšĮ „Klaipėda atvirai" sąskaitą pervedama parama yra pagrindinis mūsų pajamų šaltinis.

    Paremti
    Atviri dokumentai

    VšĮ „Klaipėda atvirai" kiekvieno mėnesio pradžioje skelbia, kiek per praėjusį sulaukė paramos. Taip pat - detalią atskaitą apie visas praėjusio mėnesio išlaidas.

    Čia galite rasti ir portalo Etikos kodeksą bei VšĮ „Klaipėda atvirai" dalininkų sąrašą.

    Su dokumentais galite susipažinti čia
    Informacija

    Portalas „Atvira Klaipėda” priklauso
    VšĮ „Klaipėda atvirai”. Plačiau apie įstaigą ir portalą galima paskaityti čia.

    Puslapio taisyklės. 

    Redakcijos adresas: Bangų g. 5A-3C, Klaipėda, LT-91250, Tel. + 370 650 77550
    el. paštas: info@atviraklaipeda.lt