P0

НОВОСТИ/НОВИНИ

От закрытой погранзоны до элитного жилья – 60 лет со дня основания Неринги. Как Куршская коса развивалась в советские годы? (2)

Денис Кишиневский
2022-01-16


На исходе 2021 года курортная Неринга отметила красивый юбилей – 60 лет назад несколько городков и поселков на Куршской косе преобразовали в единое самоуправление. Как полуостров развивался в советские годы?

Сегодня об этом могут рассказать немногие – исследователей куда больше интересует довоенный период. Между тем изменение небольших населенных пунктов в одном из самых удаленных от Вильнюса регионов, зарождение нового муниципалитета, особенности градостроительства и архитектурное наследие той эпохи заслуживают отдельного внимания. История этого уникального края полна интереснейших событий. Многочисленные приезжие не скупятся на похвалу в адрес старинных немецких усадеб, вилл и рыбацких домов куршей – свидетелей довоенного времени, но это далеко не единственная достопримечательность. Небольшая полоса суши, зажатая между заливом и морем, щедра на архитектурные богатства. Помимо всего прочего, Неринга – жемчужина советского модернизма. В 1960-1970 годах прошлого века здесь строили нетипичные для Советского Союза здания, подлинную ценность которых осознали совсем недавно.

Фото: Lietuvos centrinio valstybės archyvas
На пепелище войны

Послевоенные годы были тяжелыми. От былого курортного лоска в Ниде и Юодкранте – излюбленных центрах притяжения зажиточных бюргеров – остались лишь тени. Новым хозяевам это было неинтересно. В городках учредили два рыболовецких колхоза. Большая часть жителей была эвакуирована осенью 1944 года из-за наступления Красной армии. Однако в 1945-1948 годах некоторые старожилы вернулись – границы в то время были подвижными, рассказывает профессор Клайпедского университета Василиюс Сафроновас. Об этом он пишет в своей книге «Мигранты и беженцы на Куршской косе». Запросы нового государства не могли удовлетворить немногочисленные местные – территорию стали заселять рыбаками, рабочими и механиками с материка – из России, Беларуси, Украины, начиная с 1951 года – из Литвы. Они стали восстанавливать инфраструктуру. Так, в Ниде открылась школа, для нужд трудящихся оборудовали кинопередвижку, начался ремонт главной дороги, позже образовали лесничество.

Тем не менее о курортном потенциале говорилось мало, да и развивать индустрию было крайне сложно – вплоть до конца 1950 годов Куршская коса была закрытой территорией – здесь хозяйничали пограничники. Отдельные группы отдыхающих впускали, но лишь по пропускам.

В 1956 году число жителей края варьировалось в пределах 1 420 человек. Большую часть составляли переселенцы – 1 233 новоселов и 188 местных. К слову, далеко не все старожилы идентифицировали себя как немцы. Многие в графе «национальность» писали: я – курш или «прусский литовец» и указывали по два-три родных языка.

К сожалению, к 1960 году от коренного населения на косе почти ничего не осталось. До этого часть старых семей подверглась репрессиям и депортации. В 1958 году СССР и ФРГ заключили соглашение – Москва позволила бывшим немецким гражданам вернуться в Германию. За два года уехало абсолютное большинство куршей.

Здесь будет город-лес

К концу 1950-х на косу все же обратили внимание – политики осознали, что развитие региона нельзя сводить к одной рыбной ловле.

«Этот уголок заинтересовал тогдашнего министра легкой промышленности (Литовской ССР) Стасиса Филипавичюса, – пишет историк Мария Дремайте в книге «Архитектурный гид Неринги».

Тогда министерству передали полуразрушенное здание бывшей гостиницы имени королевы Луизы в Ниде. Силами министра постройки отремонтировали – в них оборудовали дом отдыха. Также ведомство подготовило площадку для пионерлагеря.

«За один летний сезон в Ниде отдыхали около 4 500 работников легкой промышленности (больше всего – представители текстильной отрасли). Возможности по оживлению Куршской косы министр представил своему близкому другу, тогдашнему председателю Совета Министров Мотеюсу Шумаускасу. Именно тогда о развитии Куршской косы как курортной зоны начали говорить серьезнее», – считает исследователь.

В то же время Сельскохозяйственный институт планирования строительного производства приступает к разработке концепции освоения прибрежной зоны. Главным автором этого документа стал выдающийся архитектор Стяпонас Стульгинскис. Именно он предопределил облик современной Паланги, Швянтойи, Неринги. Градостроитель предложил развивать места для отдыха и строить те или иные объекты не вдоль побережья – линией, а небольшими группками в парковых лесах, примыкающих к дюнам. Тогда их называли «гнездами». Такой порядок застройки на литовском взморье сохранился и ныне.

Создатели проекта уделяли повышенное значение сохранению природы.

«В сентябре 1960 года Совет Министров Литовской ССР учредил на территории косы ландшафтный заповедник, поэтому все новое строительство в обязательном порядке должно было согласовываться с природоохраной. <…> Природоохранный статус обусловил и решение не развивать автомобильных дорог, использовать те, что есть, а также оборудовать пешеходные и велосипедные дорожки», – говорит М. Дремайте.

Наконец стремление развивать поселки на полуострове не как рыбколхоз, а как курорт взяло верх. 15 ноября 1961 года Верховный Совет Литовской ССР учредил Нерингское самоуправление. В него вошли Нида, Юодкранте, Пярвалка, Прейла, хуторок Алкснине и поселок Смильтине (в 1962 году его вновь решили присоединить к Клайпеде).

Неринга стала самым длинным (50 километров), но одновременно и самым маленьким городом Литвы по численности населения. Столицей нового образования впервые в истории края стала Нида. До сих пор административным центром был Юодкранте, однако межвоенный период, война и развитие региона во второй половине 1940-х усилило позиции Ниды.

Почему новый муниципалитет назвали именно так? Неринга – это симбиоз немецкого и литовских названий этого региона.

Поднимать городки, опоясанные водой, песками и соснами, поручили выпускнику Каунасского политехнического института Йонасу Вайкенасу. На момент назначения ему было всего 24 года.

«В наши времена было немодно отказываться от предложений. Сказали „надо” – и поезжай. Я получил указание неожиданно: сегодня вечером покупаешь билет на поезд в Вильнюс, завтра тебя примут в Совете Министров, послезавтра – сессия в Ниде», – вспоминает первый глава Нерингского горисполкома. Сегодня он живет в Вильнюсе и на косе бывает нечасто.

«Нехорошо ностальгировать по прошлому, однако годы, проведенные в Неринге, я вспоминаю с большой теплотой и уважением», – говорит Й. Вайкенас. – Клайпеда отдала Нерингу без какого-либо приданого. Мы получили средства трех соединенных населенных пунктов. Так сказать „голые” местечки с массой проблем. Без каких бы то ни было материально-технических ресурсов».

Не было ни централизованного водоснабжения, ни канализации, ни газа. Электричество подавали по часам – два часа утром и два часа вечером. Его вырабатывал рыбколхоз – с помощью дизельного генератора. На первых порах новая власть добиралась в Клайпеду на рейсовом автобусе, автомобиль дали спустя полгода. К слову, в Ниде Й. Вайкенас женился. На молодой специалистке-киношнице, которая приехала сюда по распределению. Пара жила в знаменитом домике Томаса Манна, который переоборудовали в коммунальные квартиры. В Неринге у них родилась дочка.

Время, вперед

В это же время Совет Министров утвердил генеральный план развития Ниды. Проект застройки поручили создать каунасским архитекторам, его разделили на четыре зоны – этнографическую, жилую, культурно-административную и бытового обслуживания. Было решено и спроектировано, где появятся новые дома, продуктовые лавки, магазин промтоваров, ресторан и столовая, пристань, яхт-клуб, стоянка для автомобилей, котельная, отель и здание почты. Большинство сооружений планировалось строить в стиле «советский модернизм», однако еще в начале 1960-х годов авторы генплана решили, что новая архитектура должна гармонично вписываться в ландшафт, не ломать, а удачно дополнять традиционные для Куршской косы постройки.

«Идею региональной архитектуры, в частности, активно пропагандировал главный архитектор каунасского Института городского строительства Витаутас Ландсбергис-Жямкальнис (отец ныне живущего политика Витаутаса Ландсбергиса – одного из лидеров движения за независимость – Прим.)», – пишет М. Дремайте.

Поворотным для Неринги стал 1962 год. Именно тогда архитекторы и центральные власти сошлись во мнении, что коса должна развиваться иначе – не так, как обычные города. Зодчие отказались от строительства типовых зданий, заурядных домов для отдыха и санаториев-высоток, которые росли в городах на побережье Черного моря или той же Паланги. Было решено, что строения будут низкими – не больше трех-четырех этажей. Они должны соответствовать духу места.

Архитекторы не хотели затмевать старые здания. В Ниде старались превознести рыбацкую культуру: вдоль пристани стали устанавливать сети, лодки, баркасы. Таким образом градостроители стремились создать романтическую атмосферу, превознести древнюю и традиционную, в их понимании, для этих мест культуру, утверждает историк.

Фото: miestai.net

К слову, центр не смутило то, что за оригинальность зодчих нужно было платить. Как мы знаем, в это время по всему СССР массово возводились дома хрущевской постройки – «хрущевки». Девиз генсека сводился к двум составляющим – быстро и дешево. На Куршской косе исповедовали иные принципы. Так, если в типовых домах того времени средняя стоимость строительства одного квадратного метра общей площади помещений составляла около 100 рублей, то в Неринге – 200-300. Здесь проекты новых жилых домов разрабатывались в индивидуальном порядке.

В 1963 году в Неринге появился свой главный архитектор – Люция Шерепкайте-Гядгаудене. Вместе с мужем, тоже архитектором, она прибыла из Каунаса. Ей принадлежат проекты таких зданий, как дом отдыха «Каститис», вилла «Пушяле», Дом творчества писателей и другие.

Значимым элементом новый архитектуры стал ресторан «Нида», построенный в 1962 году. Он стал одним из излюбленных мест отдыхающих и объектов для фотосессий. Проект здания создавала группа архитекторов. Изящный фасад с большими окнами и овальным выступом обращен к заливу, открытую террасу на верхнем этаже заняли лежаки и столики. К сожалению, в первозданном виде он не сохранился.

«Реконструкцию закончили в 1985 году. Несмотря на то, что в прессе радовались, что стиль ресторана стал „нерингским”, приходится признать, что элегантное здание было испорчено – его превратили в монстра, неудачно обклеенного черепицей», – сокрушается М. Дремайте.

Между тем лучшим образцом советского модернизма в Неринге по праву можно считать пассажирскую пристань. Автор – Альфредас Паулаускас. Формально здание начали строить в 1964-м, а закончили в 1972 году. Главными материалами зодчего стали железобетон и стекло. Окна в пол, форма надломленной крыши, которую принято называть «бабочкой», мощные ступени, террасы. За счет светлого силуэта здание напоминало чайку, распростершую свои крылья над водной гладью и красными крышами посреди зеленых сосен.

Пристань была комплексно отремонтирована в 2019 году.

Назад к истокам

В конце 1960-х годов произошли перемены. В публичном пространстве модернистов стали критиковать за излишнюю дерзость. Мол, их эксперименты чужды. Несмотря на то, что архитекторы и так относились к ландшафту и аутентичному облику края очень бережно, сообществу градостроителей этого показалось мало. К ровным фасадам и большим окнам стали относиться скептически. Главным объектом критики стали плоские крыши.

С такой доктриной выступил новый главный архитектор Неринги Альгимантас Завиша. Он проработал на этой должности почти 30 лет. Ему принадлежит создание новых образов – современного облика края. Черепичные косые крыши, камышовая кровля, дома, чей стиль дышит новизной, но напоминает о прошлом – все это происходило в 1970-х, став продолжением отжившего, по мнению зодчего, модернизма. Эту идею нельзя назвать новаторской – похожие вещи происходили и в Европе, и в Азии, и в других республиках СССР. Новый стиль вошел в историю мирового градостроительства под названием «регионализм». В это время творцы вдохновлялись идеей самобытности и стремились использовать местные традиции в русле современной архитектуры.

В 1970-х годах Нерингу активно реконструируют, идет процесс озеленения и комплексное благоустройство территорий, совершенствуется эстетический облик, приводятся в порядок общественные пространства, строятся новые жилые кварталы. Естественно, в стиле регионализм. Почти все старинные здания, включая домики рыбаков, вносят в перечень архитектурных памятников местного значения. Их восстанавливают, реставрируют, переоборудуют под нужды туристов и местных. Неринга становится общественно-показательным курортом – сюда везут иностранные делегации, немецких гостей, представителей литовской эмиграции. В 1965 году здесь побывал философ Жан-Поль Сартр.

Еще в конце 1960-х ежегодно здесь принимали около 85 тысяч отдыхающих, в середине 1970-х этот показатель перевалил за 120 тысяч. С точки зрения архитектуры этот период принято называть клайпедским. Именно в Клайпеде А. Завиша нашел сподвижников, которые, как и он, вдохновлялись идеями регионализма.

«Наконец решили: ограниченные объем и высота зданий, острые крыши, красный и желтый кирпич и немного дерева. Это те компоненты, которые и создают целостность архитектурного решения», – так главный архитектор описывал свое видение Неринги.

«Первостепенное значение отдается природе, – говорил его друг и товарищ, архитектор из Клайпеды Гитис Тишкус. – Самое первое требование – не строить габаритные здания, не создавать плоскости, которые контрастировали бы с окружающей средой».

Г. Тишкус – автор проекта мэрии Неринги. Это одно из самых больших зданий на Куршской косе. Оно возводилось в течение пяти лет – с 1971 до 1976 года. Его отличительная черта – острые крыши в виде своеобразных четырех склонов, которые символизируют удаленность и общность – принадлежность к одному городу Ниды, Юодкранте, Прейлы и Пярвалки.

Одно из самых интересных зданий, спроектированных А. Завишей, – дом отдыха «Пилкопе» в Юодкранте. Построен в 1980-м. В нем нет явных этнографических мотивов. Чем-то он даже напоминает вавилонские зиккураты. На каждом этаже – балконы. Корпус и фасад представляют собой единое целое. Большая двускатная крыша, которая идет от основания, обрывается на одной стороне постройки.

Многоквартирные жилые дома высотой в три-четыре этажа в Ниде и Юодкранте также уникальны и самобытны. Нечто похожее можно найти лишь в Клайпеде, где творили те же архитекторы, но в других городах Литвы подобные здания стали появляться гораздо позднее.

В конце 1980-х – начале 1990-х годов в Неринге распространились идеи постмодернизма, но это уже другая история. На заре независимости, в 1990 году, была подготовлена концепция будущего национального парка Куршская коса. По сути, этот документ завершил длинный этап развития в советские годы. За неполные 30 лет – с момента создания Неринги как отдельного города – полуостров изменился до неузнаваемости. Из закрытой полувоенной зоны с серыми рыбколхозами он превратился в престижный курорт – жемчужину Литвы, которая процветает и ныне.


    2022-01-16

    2 комментарии о To “От закрытой погранзоны до элитного жилья – 60 лет со дня основания Неринги. Как Куршская коса развивалась в советские годы?”

    1. АватарARCHITEKTAS (IP: 88.118.11.243)

      Ačiū už gerą rašinį!

    Написать комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    Поддержка

    Jei Jums patinka „Atviros Klaipėdos" žurnalistų rengiami straipsniai ir tikite visiškai atviros bei nepriklausomos žiniasklaidos idėja - paremkite mus, nes į VšĮ „Klaipėda atvirai" sąskaitą pervedama parama yra pagrindinis mūsų pajamų šaltinis.

    Paremti
    Atviri dokumentai

    VšĮ „Klaipėda atvirai" kiekvieno mėnesio pradžioje skelbia, kiek per praėjusį sulaukė paramos. Taip pat - detalią atskaitą apie visas praėjusio mėnesio išlaidas.

    Čia galite rasti ir portalo Etikos kodeksą bei VšĮ „Klaipėda atvirai" dalininkų sąrašą.

    Su dokumentais galite susipažinti čia
    Informacija

    Portalas „Atvira Klaipėda” priklauso
    VšĮ „Klaipėda atvirai”. Plačiau apie įstaigą ir portalą galima paskaityti čia.

    Puslapio taisyklės. 

    Redakcijos adresas: Bangų g. 5A-3C, Klaipėda, LT-91250, Tel. + 370 650 77550
    el. paštas: info@atviraklaipeda.lt