P0

НОВОСТИ

Что было бы, если бы было иначе?

Ритас Стасялис
2022-09-02


Пока в Литве цены на электроэнергию бьют исторические рекорды (за неделю до 31 августа они выросли до 637,07 евро за мегаватт-час), мне так или иначе постоянно приходится отвечать на вопрос: если бы в каком 2012 году Литва приняла решение построить новую атомную электростанцию, были ли бы цены на электроэнергию значительно ниже?

Фото Геновайте Приведиене

Этот вопрос преподносится в различных формулировках и формах. Одни спрашивают риторически (потому что думают, что сами знают ответ), другие – как бы в частном порядке (видимо, рассчитывают, что я своим ответом раскрою какую-то тайну или теорию заговора), третьи требуют ответа громкого и публичного (может быть, они бы хотели, чтобы ответ заставил меня играть в политику и твердо обругать тех политиков, которые выступали против ядерной энергетики). Однако я всем и всегда отвечаю более-менее одинаково. Хотя в этом деле, как и везде, чертовски много подтекстов, я бы ответил просто – «нет».

Попробую объяснить.

Несмотря на проверенную практику, что атомные электростанции обычно строятся около десятилетия, теоретически мы могли бы надеяться, что к 2022 г. мы бы уже праздновали окончание строительства и инсталлирования Висагинской атомной электростанции (ВАЭ). По крайней мере, она бы уже была видна на горизонте невооруженным глазом. Я намеренно не привожу здесь пример антипредположения, имевшего место в Финляндии, где строительство третьего энергоблока электростанции Олкилуото, которое планировалось завершить еще в 2009 году, в лучшем случае будет завершено этом году. Потому что японцы, технологию которых мы собирались покупать для ВАЭ, это не европейцы.

Однако гораздо сложнее были другие проблемы, менее заметные, чем наше собственное топтание на месте.

Тогда – во время активных дискуссий о Висагинской атомной электростанции – у меня была возможность спросить у официальных японских чиновников, что они считают самым слабым местом в проекте ВАЭ. И я получил ответ: этот [самый слабый] аспект – четырехстороннее партнерство (Hitachi/GE, Литва, Латвия и Эстония). Ни мы сами тогда верили в успех проекта ВАЭ, ни нам удалось убедить в нем эстонцев и латышей.

Еще один важный – скорее, экономический – нюанс. Будущая электростанция должна была работать по изобретенной финнами «модели Манкала». Когда электроэнергией, произведенной на электростанции, на рынке торгует не оператор ВАЭ, а его акционеры. То есть все они должны были получить количество произведенной ВАЭ электроэнергии согласно пропорциям своих долей по себестоимости, выставить на биржу и выгодно продать. Однако цены на бирже в те времена были настолько низкими, что никто из потенциальных акционеров Висагинской атомной электростанции не мог даже мечтать о хотя бы минимальной марже. Я не слышал ни одного оракула, который десять лет назад хотя бы попробовал угадать, что сегодня цена киловатт-часа на бирже достигнет более 60 евроцентов.

Чтобы избежать всех этих проблем, трем странам Балтии десять лет назад было необходимо договориться между собой и отказаться от рынка электроэнергии, а также от планов присоединиться к бирже электроэнергии Северных стран «Норд Пул» (Nord Poool). А как этой троице вообще удается договориться по любому вопросу – мы очень хорошо знаем на практике.

Если бы настоящие пророки и появились, то, судя по упорству некоторых наших политиков и соответствующих активистов по отношению к терминалу сжиженного газа, можно было бы предугадать, что этих пророков просто растоптали бы ненавистники проекта ВАЭ.

A уж если к таким внесшим раздор в наше общество факторам, как профилактика COVID-19, партнерство LGBT+, Стамбульская конвенция и т.д. мы добавили бы еще Висагинскую атомную электростанцию – кто знает, не переполнилась бы несколько лет назад чаша вражды, за гранью которой – что-то похожее на гражданскую войну?

Поэтому нынешние рассуждения о том, какое влияние на рынок электроэнергии могла иметь Висагинская атомная электростанция – это, извините меня, просто гром под водой. Такой фактор в современной дискуссии не имеет никакого смысла. Потому что нельзя учитывать то, чего нет, не было и, скорее всего, не могло быть в реальности. По перечисленным и многим другим причинам.

Straipsnio vidus 10 pastraipa kompas

А по поводу круговоротов рынка электроэнергии есть несколько возможностей – смириться, начать экономить, более рационально использовать энергоресурсы или же сесть и начать создавать концептуальные изменения, реформируя устоявшееся положение.
Еще несколько лет назад умнейшие эксперты в сфере энергетики кричали во всю глотку – времена дешевой энергии прошли. В Литве эту истину можно было опробовать еще во время, когда многие привычные нам вещи стали стоить столько же, сколько они стоят в свободном мире. Но согласитесь, даже зная, что счетчик начинает вращаться, тянущиеся к электрическому выключателю руки не испытывают нужных рефлексов… Увы.


    2022-09-02

    Написать комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. IP-адрес всех комментаторов публикуются.

    Поддержка

    Jei Jums patinka „Atviros Klaipėdos" žurnalistų rengiami straipsniai ir tikite visiškai atviros bei nepriklausomos žiniasklaidos idėja - paremkite mus, nes į VšĮ „Klaipėda atvirai" sąskaitą pervedama parama yra pagrindinis mūsų pajamų šaltinis.

    Paremti
    Atviri dokumentai

    VšĮ „Klaipėda atvirai" kiekvieno mėnesio pradžioje skelbia, kiek per praėjusį sulaukė paramos. Taip pat - detalią atskaitą apie visas praėjusio mėnesio išlaidas.

    Čia galite rasti ir portalo Etikos kodeksą bei VšĮ „Klaipėda atvirai" dalininkų sąrašą.

    Su dokumentais galite susipažinti čia
    Informacija

    Portalas „Atvira Klaipėda” priklauso
    VšĮ „Klaipėda atvirai”. Plačiau apie įstaigą ir portalą galima paskaityti čia.

    Puslapio taisyklės. 

    Redakcijos adresas: Bangų g. 5A-3F, Klaipėda, LT-91250, Tel. + 370 650 77550
    el. paštas: info@atviraklaipeda.lt