P0

НОВОСТИ

Украинка устроилась работать в аптеке и выучила литовский

Анна Моторина
2022-10-22


В аптеке «Eurovaistinė» на ул. Liepojos с недавних пор работает 27-летняя девушка из города Борисполь Киевской области Лилия Чернушенко. От других коллег ее отличает значок на халате «Я говорю на украинском и русском», но его замечают не сразу. Всего за семь месяцев в Литве она уже выучила литовский язык настолько, чтобы обслуживать на нем покупателей.

Хоть руководство и не заставляло ее это делать, Лилия признается, что ей было некомфортно, когда клиенты обращались к ней на литовском, а она их не понимала. Когда кто-то возмущался, почему она не знает государственный язык, то ее коллеги заступались за нее и объясняли, что она украинка.

Лилия – пример человека, который смог подстроиться под новые реалии. Вместе с 6-летним сыном Егором и в разрыве с мужем, который остался служить в воинской части в Киеве, она привыкает к правилам жизни в мирной Литве в военное время в Украине.

«Мы забрали только документы и две машинки сына»

— Когда началась война 24 февраля, мой муж лежал в больнице. Я оказалась дома одна, — начинает свой рассказ фармацевт. — Как только утром начались взрывы, муж сразу позвонил и сказал, что нам с сыном срочно нужно выезжать. Когда я разбудила сына в 5 часов утра и сказала, что нужно быстро собираться, то он сложил в свой рюкзачок телефон, зарядку, деньги, которые ему до этого подарили, мягкую игрушку и две машинки. Он посчитал это самыми важными для него вещами. Так мы и поехали, потому что не было времени, — вспоминает украинка.

Муж девушки попросил приехать за ней и ребенком знакомую семьи Ирину и отвезти их на Западную Украину. По дороге девушки увидели много танков и поняли, что в таком темпе уже лучше ехать на границу. Лилия быстро поменяла план и решила поехать к родителям мужа в Клайпеду, куда они приехали уже 25 февраля.

Семья мужа героини переехали для безопасности из Херсона в Клайпеду еще когда началась война на Донбассе, потому что здесь родилась его мать. Поэтому, у украинки не было раздумий, куда ехать. Проблемой стала дорога – очередь на границе заняла 17 часов. Машины выстроились в шесть рядов.

— До границы мы ехали «шахер-махер», с уловками, потому что на дороге было не протолкнуться. Все массово уезжали. А на самой границе, в 8 часов вечера, мы уже «заглохли» в очереди. Правда, в первый день люди не сходили с ума – если водитель засыпал, то люди из автомобилей сзади сигналили, но никто не пытался проскользнуть перед ним и занять его место. Было и много мужчин, кто довозил жен с детьми до границы, а потом отдавали им руль, выходили и дальше шли обратно пешком.

На выезде из Украины девушкам сообщили, что им нужна страховка для машины, о чем они не подумали заранее. Тогда они стали в панике бегать по киоскам и искать ее, но везде просили оплату наличными – никто не принимал карты. Так как в тот день в банкомате было невозможно снять деньги, Лилии пришлось попросить «подарочные» деньги у сына. Маленький Егор согласился. Потом украинки увидели, что возле сотрудников пограничной службы образовалась маленькая очередь из пяти автомобилей. Они забеспокоились, что они решили проверять машины, а потом узнали, что эти люди – те, кто выезжал по заграничному паспорту. Как оказалось, вся остальная толпа выезжала по внутренним украинским паспортам и свидетельствам о рождении, потому что мало кто был готов к войне и не имел при себе документов.

В Польше Лилию с ребенком забрали на машине родители ее мужа и привезли в Клайпеду. Сына удалось сразу отдать в садик, потому что украинцам выделили дополнительные места. До этого даже литовским детям приходилось становиться в очередь. Там Егор уже начал учить литовский, а дети из его группы, литовцы, у которых родители говорили с ними только на литовском, заговорили от украинских детей на русском.

Лилия с мужем и сыном в Гениченске Херсонской области в 2018.

У Лилии тоже получилось быстро найти работу – она хотела продолжить работу в аптеке, чем она занималась раньше в Украине, и как раз увидела объявление в социальных сетях про набор украинских фармацевтов в аптеки Литвы. Героиня сразу откликнулась и через некоторое время ее распределили в «Eurovaistinė» на должность консультанта.

Сложнее всего было учить грамматику и падежи

Украинка признается, что поначалу ее заведующей было нелегко, и она благодарна ей за полученный шанс.

Straipsnio vidus 10 pastraipa kompas

— Так как я была первой украинкой в Клайпеде, которую приняли на работу в аптеку, у моей руководительницы было много «мороки». Что делать с украинкой? Как она будет работать без литовского? Что ей можно поручать? Было много вопросов, а опыта в их решении еще не было.

Поначалу из-за войны в Украине много литовцев не хотели говорить на русском, хотя украинцы тоже – русскоязычный народ. Это усложняло работу Лилии и часто покупатели принципиально разговаривали с ней только на литовском. Тогда ее коллеги просто говорили им: «Извините, вы можете подойти ко мне», и всячески отстаивали свою новую работницу. В аптеке девушки даже работал мужчина, который совсем не знал русский, и она приспособилась общаться с ним через Google-переводчик. Тем не менее, коллектив Лилии всегда ее поддерживал.

Поняв ситуацию, Лилия решила начать учить литовский. Сначала она пошла на короткие курсы от Клайпедского университета, а потом перешла на более расширенную программу от «Красного Креста». На самом деле, девушка – не полиглот, и новые языки даются ей с трудом. Поэтому, чтобы выучить его до почти разговорного уровня, ей пришлось потрудиться.

— Мне было приятно, когда наши постоянные клиенты мне говорили: «Вы уже лучше говорите на литовском». Это мотивировало меня все больше, — вспоминает украинка. — После Клайпедского университета я выучила отдельные слова, например, «рука» и «нога». Но этого все равно не хватало для работы – я вылавливала из вопроса покупателя только «рука» и потом думала: «а что с ней происходит?». Болит? Порезали? Неврология? Составы? В общем, не могла все сложить в одну историю. Поэтому, я каждый вечер после работы садилась и выполняла задания от «Красного Креста». Я учила правила и делала по каждому из них упражнения.

Девушка признается, что сложнее всего было учить грамматику и падежи. Тяжелее всего ей давалась спряжение слова «brolis». Ей стало легче учить новый язык, когда она стала приравнивать его в голове к украинскому.

— А мои подруги с курса учили его по турецким сериалам на литовском, потому что там все слова однообразные и много эмоций, так что понятно, кто что говорит, — делится советами Лилия. — А еще, хорошо выучить одно слово и специально «ловить» его в разговорной речи. Услышишь сто раз – и уже запомнишь. Вот и сказать его где-то уже можешь.

«Даже когда я читаю хорошие новости, то мне больно»

Возвращаться в Украину Лилия пока боится. Она читает новости из своей страны между строк и понимает гораздо большее, чем там написано.

— Мой муж был в АТО (при.ред. – Антитеррористическая операция на Донбассе с 2014 года) в 2018 году, и я знаю, что значит «отбить» какой-то населенный пункт. Отбить одно село стоит тысячи погибших в полях. Поэтому, даже когда я читаю хорошие новости, то мне больно, что там убили много людей. Тяжело даже представить, какая будет окончательная цифра погибших, когда закончится война в Украине. Даже никакие победы не радуют.

У меня болит сердце за всю страну! Я не только переживаю за Борисполь и Киев. Я училась в Харькове и все мои одногруппники были из Харькова и Донецка. Мой дедушка тоже живет в Харькове, при чем в Салтовском районе, который разбомбили больше всего. Родина мужа на Херсонщине. Я ездила по всем этим дорогам, которые сейчас разбиты или оккупированы, и помню времена, когда там все было хорошо. А сейчас там невозможно жить.

Много кто из знакомых Лилии сейчас все еще находятся в украинских городах и каждый день рассказывают ей страшные истории.

— У меня есть одногруппница из Ахтырки в Сумской области, которую уже всю разрушили. Я постоянно пишу ей: «Ты как?», а она отвечает: «Мы еще живы».

Девушка рада, что родители ее мужа уже жили заграницей и ей не пришлось искать, куда ехать в первый день войны с маленьким ребенком.

— Я благодарна судьбе за то, что у меня было место, куда ехать. Так у украинцев далеко не всегда – много кто просто убегают, не зная куда. Если бы не помощь родителей моего мужа с жильем, документами и нашим обустройством в Литве, то я бы до сих пор стояла бы где-то на границе и просто плакала. Также я хочу сказать огромное «Спасибо» Литве и ее замечательным гражданам, которые не бросили нас. Мы очень благодарны за поддержку, которые вы оказываете людям из нашей страны.


    2022-10-22

    Написать комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. IP-адрес всех комментаторов публикуются.

    Поддержка

    Jei Jums patinka „Atviros Klaipėdos" žurnalistų rengiami straipsniai ir tikite visiškai atviros bei nepriklausomos žiniasklaidos idėja - paremkite mus, nes į VšĮ „Klaipėda atvirai" sąskaitą pervedama parama yra pagrindinis mūsų pajamų šaltinis.

    Paremti
    Atviri dokumentai

    VšĮ „Klaipėda atvirai" kiekvieno mėnesio pradžioje skelbia, kiek per praėjusį sulaukė paramos. Taip pat - detalią atskaitą apie visas praėjusio mėnesio išlaidas.

    Čia galite rasti ir portalo Etikos kodeksą bei VšĮ „Klaipėda atvirai" dalininkų sąrašą.

    Su dokumentais galite susipažinti čia
    Informacija

    Portalas „Atvira Klaipėda” priklauso
    VšĮ „Klaipėda atvirai”. Plačiau apie įstaigą ir portalą galima paskaityti čia.

    Puslapio taisyklės. 

    Redakcijos adresas: Bangų g. 5A-3F, Klaipėda, LT-91250, Tel. + 370 650 77550
    el. paštas: info@atviraklaipeda.lt