P0

НОВОСТИ/НОВИНИ

Альфонсас Баргайла: рыбная отрасль умирает – рыбаки готовы отдать свои суда на слом

Денис Кишиневский
2020-07-21


Литовские рыбаки готовы отправить суда на слом и оставить дело всей жизни. По их словам, положение отрасли катастрофическое. Десятки лет власти тормозят с решением проблем, Европа радикально сокращает квоты на вылов рыбы, а труженики моря устали от несправедливости. Об этом газете «Экспресс-неделя» рассказал многолетний руководитель Литовской ассоциации производителей рыбных продуктов Альфонсас Баргайла.

© Atvira Klaipėda / Martynas Vainorius

На протяжении последних двадцати лет промысловые рыбаки преодолевают трудности, а былое величие флота, по ряду экономических причин, распроданного и разломленного по частям, осталось лишь в воспоминаниях. Сегодня у причалов Клайпедского порта стоят маленькие суда, доживающие свой век. Большинство рыбаков – люди преклонного возраста. На заре независимости они справились с кризисом, пережили ужасы хаотичной приватизации, многие основали собственные предприятия и начали свое дело, однако государство так и не смогло наладить ситуацию в морском рыбном хозяйстве. Более того, на отечественных прилавках почти нет своей рыбы. Рыбаки уже фактически ни на что не надеяться и хотят лишь одного – получить компенсации и достойно уйти из бизнеса.

– Г-н Баргайла в 1990 году в рыбной отрасли было задействовано свыше 15 тысяч человек, восемь лет спустя уже 7 тысяч. Сколько людей сегодня занимается промыслом в Балтийском море?

– Трудно назвать точную цифру. На данный момент в сфере рыболовства работают около 30 судов. На каждом из них команда составляет около шести человек. Помимо этого, есть обслуживающий персонал, непосредственные руководители оставшихся 14 предприятий. Таким образом, наберется около 250-300 человек.

– Накануне правительство объявило о том, что в 2020 году, согласно распоряжению Еврокомиссии, рыбакам вынесли полный запрет на вылов трески в восточной Балтике. Поясните, как это отразится на литовских рыболовах?

– Новость о принятии нового регламента Евросоюзом нас просто потрясла – оно вышло только в июне. О том, что подобный проект готовился, мы знали и раньше, так как летом нам уже запретили ловить треску до нового года, но мы надеялись, что в 2020 году будут какие-то послабления. Начиная с июня, в течение четырех месяцев Европа обязалась выплатить компенсации, но вопрос, что будет дальше… В будущем году квоты уменьшены на все, нам фактически ввели запрет на вылов всей белой рыбы, но ни о каких компенсациях пока речи не идет – мы просто получили ультиматум в виде распоряжения.

Рыбаки задаются вопросом, что делать дальше? Как платить зарплаты команде, чем кормить семьи, как ремонтировать суда… Даже те субсидии, которые поступают сейчас, не могут компенсировать всех потерь. Прогноз крайне тяжелый.

– Есть ли угроза, что Литва потеряет остатки флота и рискует окончательно распрощаться с морской рыбной отраслью?

– Я задавал этот вопрос новому министру сельского хозяйства Андрюсу Паленису, в ведении которого находится Служба рыболовства. Ответ был сугубо политическим – мы не оставим рыбаков без ничего. Но это политики – они умеют говорить, те же слова мы слышали из уст почти всех предыдущих министров. Вроде бы Литва вместе с Латвией и Польшей начала какие-то телодвижения по поводу создания компенсационного механизма, но все это лишь проекты. У меня нет ответа на вопрос, как прожить дальше. Единственная надежда сегодня – достойно выйти из промысла. Все, что осталось – разрезать суда, утилизировать их и получить компенсацию, но, говорят, что в государственном фонде, предусмотренном под эти нужды, денег уже почти нет. Впрочем, даже если мы их получим и оставим дело жизни с высоко поднятой головой, речь все равно идет о конце отрасли как таковой.

Новые ограничения подкосили наши последние силы. По нашему внутреннему опросу, сегодня 90% хотят выйти из промысла. Если говорить о треске, то для восстановления популяции в целом нужно где-то четыре года, но кто же будет столько ждать, сидя без денег и без работы. Конечно, помимо трески, говоря о белой рыбе, есть еще шпроты, салака, но, по действующему закону, около 60% квот на эту рыбу держат только два предприятия.

– Как же так получилось, что две компании пользуются такими привилегиями, а десяток других довольствуется крупицами?

– А вот этот вопрос вы можете задать министерству. У меня есть свое мнение на этот счет, но я не буду его озвучивать. Все всё отлично понимают.

– Мы не раз слышали, что по отношению к Литве применяются самые строгие ограничения, когда речь идет о рыбной ловле на Балтике. Почему это так и где искать корни проблемы?

– Корни нужно искать в Сейме. Мы не раз выдвигали предложения и поправки к Закону о рыболовстве, которые могли бы на порядок улучшить ситуацию. Мы предлагали обеспечить справедливое и пропорциональное разделение квот между предприятиями, чтобы, помимо всего прочего, можно было бы контролировать и следить за популяцией рыбы, но нас не слушают, вопросы решать не хотят. В итоге пара предприятий переловила всю рыбу…

– Если мы говорим о квотах, почему литовские рыбаки вынуждены мириться с полным запретом, но в отношении норвежцев, датчан, тех же немцев и других система работает иначе?

– Корень проблемы я вижу в неспособности решать конкретные задачи на уровне власти и качественно представлять интересы рыбаков в ЕС. Непрофессионализм, отсутствие специалистов, компетентных людей и непонимание, как работает отрасль в принципе, привело нас к тому, что мы имеем сегодня.

Бывший министр Бронюс Маркаускас пообещал перенести Службу рыболовства при Минсельхозе в Клайпеду – переустройство ведомства продолжается по сей день, но вот что интересно. Если раньше число контролеров составляло 12 человек, то почему-то сегодня уже 20. Всего в госструктуре работает около 180 человек. Иными словами, рыбаков все меньше, а чиновников все больше и больше! Удивляет и то, что там не работают клайпедчане. Неужели в Клайпеде нет образованных людей, понимающих, как работает эта отрасль? Есть, но на госслужбе действует негласное правило – всюду должны быть свои.

Конечно, у Литвы нет глубоких морских традиций, но какое-никакое наследие у этого дела все же есть, и его нужно сохранить. Людям нужно дать работу – людям можно дать работу.

– Сегодня экологи активно говорят об участившихся случаях гибели балтийских тюленей, многие винят в этом рыбаков. В прошлом году мы писали об этих инцидентах. Вам есть, что ответить на эти обвинения?

– Для начала давайте проясним ситуацию. Во-первых, литовские рыбаки никого не убивают. Во-вторых, не исключено, что это делают рыбаки из других стран, где нет запрета на охоту на тюленей. В-третьих, давайте поймем, почему рост популяции тюленей рискует подорвать всю экосистему Балтики и рыболовство как таковое. По разным источникам, в Балтийском море сегодня обитает уже 30 тыс. тюленей – их количество стремительно растет. Многие страны выплачивают рыбакам компенсации, поскольку тюлени рвут сети, распространяют бактерии, отравляющие рыбу, и потребляют десятки тысяч тонн рыбы – говорят, около 100 тыс. тонн в год. Таким образом, мы лишаемся улова и заработка. Со стороны Ассоциации мы много работали над тем, чтобы нам компенсировали убытки, но это не решает проблему. Получается, что мы ловим рыбу в сети, а едят ее тюлени. Я обращался к представителям природоохраны, чтобы те пересмотрели свои взгляды на этих морских млекопитающих. Отмечу, что шведы, финны и датчане даже дают отдельные квоты на отстрел тюленей – это обусловлено заботой и о людях, и о всей экосистеме Балтики.

– Говоря о дарах моря в магазинах, что за рыбу мы видим на прилавках и можно ли увидеть там продукты, добытые нашими рыболовами?

– Что-то можно найти, но это крупицы. Литовская рыба составляет, наверное, 1-2 процента от всей продукции. Исключение – это сезон корюшки, но он длится недолго.

– Куда же идет то, что ловят наши рыбаки?

– Например, все шпроты идут на муку. Ведь рыбоперерабатывающую промышленность все-таки уничтожили. Раньше было два завода, но сегодня их нет. Муку сбывают на фьордах, где кормится лосось, а потом эту же благородную рыбу мы покупаем у Норвегии, зачем нам свой…

– В минувшем году правительство заявило о необходимости восстановить порт в поселке Швянтойи, передав его управление Палангскому самоуправлению. Власти подчеркивают, что в первую очередь гавань должна быть заточена под нужды рыбаков, которые сегодня, чтобы выйти в море, вынуждены тащить суда волоком. Поддерживаете ли вы эту инициативу?

– Мнение у нас общее – порт в Швянтойи должен быть отстроен вновь. Об этом говорят и политики, и рыболовы, однако за желаниями должны стоять конкретные действия. Сегодня под нужды порта выделили 1,7 млн евро, когда, по приблизительным оценкам, нужно 70 млн. Спрашивается, зачем давать эти деньги, если это ни к чему не приведет, их могут растратить впустую. Восстановление одного только мола обойдется в десятки миллионов евро… Нашу позицию опять не слышат. Мы помним, что в 2011 году власти пытались возродить Швянтойский порт, но вырытый входной канал занесло уже через несколько дней после торжественного открытия. Очевидно, что и сейчас мы начинаем не с того. Не нужно заниматься косметическим ремонтом. В качестве решения гипотетически можно было бы рассмотреть вариант о приватизации, но законодательство запрещает приватизацию прибрежной зоны – это обусловлено безопасностью.

– Если оглянуться назад, на ваш взгляд, можно ли было не допустить развала отрасли на заре независимости и кто должен взять на себя ответственность?

– Все всегда зависит от руководителя, который разбирается или же не разбирается в деле. Могу привести в качестве примера соседнюю Латвию, где ситуация гораздо лучше. Там работают другие люди, отрасли и флоту уделяют значительно больше внимания, а что имеем мы? Когда на посты глав министерств или профильных ведомств приходят те, кто море в глаза не видел, надеяться на что-то не приходится. Недавно отправленный в отставку министр Гедрюс Сурплис вообще советовал рыболовам – открывайте парикмахерские, сервисы… Так и живем.

По материалам газеты “Экспресс-неделя”


    2020-07-21

    Написать комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    Поддержка

    Jei Jums patinka „Atviros Klaipėdos" žurnalistų rengiami straipsniai ir tikite visiškai atviros bei nepriklausomos žiniasklaidos idėja - paremkite mus, nes į VšĮ „Klaipėda atvirai" sąskaitą pervedama parama yra pagrindinis mūsų pajamų šaltinis.

    Paremti
    Atviri dokumentai

    VšĮ „Klaipėda atvirai" kiekvieno mėnesio pradžioje skelbia, kiek per praėjusį sulaukė paramos. Taip pat - detalią atskaitą apie visas praėjusio mėnesio išlaidas.

    Čia galite rasti ir portalo Etikos kodeksą bei VšĮ „Klaipėda atvirai" dalininkų sąrašą.

    Su dokumentais galite susipažinti čia
    Informacija

    Portalas „Atvira Klaipėda” priklauso
    VšĮ „Klaipėda atvirai”. Plačiau apie įstaigą ir portalą galima paskaityti čia.

    Puslapio taisyklės. 

    Redakcijos adresas: Bangų g. 5A-3C, Klaipėda, LT-91250, Tel. + 370 650 77550
    el. paštas: info@atviraklaipeda.lt