P0

НОВОСТИ

«Дети, старики и женщины с грудными детьми сидят в холодных подвалах, а на улице гремят взрывы»: История беженки, осевшей в Клайпеде

Денис Кишиневский
2022-03-29


«Все, что у меня было, осталось в Украине. Я бежала из города фактически без вещей, – говорит коренная харьковчанка Кристина Головина. – Как видите, и имя, и фамилия очень нацистские. Это меня пришел „денацифировать“ Путин. Меня – русскоязычную из Харькова», – возмущенно говорит собеседница.

Головина живет в Харькове всю жизнь. Точнее, жила. Сегодня она остановилась в Клайпеде. Здесь ее приютила москвичка Ирина Комиссарова – сценограф и художник по костюмам, в литовском портовом городе она живет и работает уже около 11 лет. С Кристиной мы встретились на речной набережной. Весеннее солнце освещало крыши домов и стальные пролеты Биржевого моста. Холодный северо-западный ветер со стороны моря развевал украинские флаги и ленты, прикрепленные к перильным ограждениям и фонарным столбам. С начала войны центр города буквально утопает в национальных цветах Украины.

Кристина говорит, что в Клайпеде ей удалось немного собраться с мыслями – прийти в себя, но чувство страха не отпускает. Она старается улыбаться, беседовать, держать себя в руках, но в ее глазах видна тревога, иногда – ужас. За время войны она несколько раз попадала под обстрелы – как и в укрытиях, так и во время эвакуации на машине. Говорит, что лучше погибнуть при взрыве, чем остаться под завалами или в подвале без еды и воды. Когда она приехала, очень много спала – не могла отоспаться… Несмотря на то, что она пережила, героиня нашего интервью сохраняет веру в людей – не делит их на условных русских и украинцев и очень хочет вернуться домой. Как только война закончится, она готова ехать в Украину. Не исключает, что вернется в страну даже раньше – помогать, отстраивать и восстанавливать все то, что было разрушено после 24 февраля 2022 года.

Кристине 22 года. До войны она работала в ведущем харьковском модельном агентстве Nika Models. Презентовала одежду и занималась продажами в офисе.

«Я обожаю свою работу, я прекрасно зарабатывала. У меня все было хорошо, пока не началась война. Наш офис, кстати, тоже подбили», – говорит она.

Жизнь разделилась на «до» и «после»

«24 февраля в четыре утра я проснулась от сильных взрывов – это было ужасно. Тогда я была в своей квартире, у нас сильно задрожали окна», – начала свой рассказ Кристина.

Дом пострадавший от обстрела в Харькове в субботу 25.03.2022. Фото Мариенко Андрей / УНИАН

В то, что начнется война, героиня отказывалась верить до последнего.

«Конечно, до этого о военной ситуации я знала, но до конца не верила в то, что это [нападение] может случиться. В конце концов мы живем в XXI веке… Развязать войну в Украине – в сердце Европы… Это какой-то сюрреализм. Этому нет прощения и оправдания, – говорит она, зажимая виски пальцами рук. – В то же утро я покинула свою квартиру и пошла к другу, взяв только деньги и документы. Я так и не смогла вернуться домой… Неподалеку живут мои родители. Целый день были слышны залпы и взрывы. Российская армия била по городу, где живет 1,5 млн человек… Вы только вдумайтесь».

По ее словам, изначально ВС РФ действительно атаковали «военные объекты».

«Вначале они и вправду били по военным объектам, по складам, но потом начали наносить удары по школам, а чуть позже – по жилым домам. Постоянно что-то прилетало… Мы все прятались в подвале, но выдержали там чуть больше суток, а потом вернулись в квартиру. На следующий день я пошла в дом к своей семье, которая тоже укрывалась от обстрелов и ракетных ударов в подвале. Несмотря на то, что от квартиры друга до моих родителей идти пять-семь минут, меня не отпускала мысль, что со мной что-то случится, что я попаду под обстрел… Над головой постоянно что-то летало – самолеты, вертолеты. Постоянно казалось, что они могут что-то сбросить», – делится воспоминаниями о первых днях войны беженка.

Пожар вызванный обстрелом в Харькове в пятницу 25.03.2022. Фото Мариенко Андрей / УНИАН

В родительском доме ей снова пришлось укрыться в подвале.

«Речь идет про подвалы обычных домов. Родители живут в новом многоквартирном доме – 12 этажей. У меня есть маленькая сестра. Для меня это было самым ужасным – ужасно, больно и очень страшно видеть, как шестилетний ребенок сидит в холодном подвале на каком-то матрасе, вокруг крысиный яд, а с улицы постоянно доносятся звуки взрывов. Там было много людей. Дети, старики, женщины с грудными детьми», – с трудом сдерживает слезы Кристина.

Спустя сутки вместе с семьей она поднялась в квартиру.

«В доме, где живут родители, интересная планировка – там очень много несущих стен. Он один такой в Харькове. Оставаться в подвале мы больше не могли. Там очень холодно, сыро, мама с сестрой сильно простудились. Больше туда не спускались, но в квартире спали не в комнатах, а в коридоре. При сильной бомбежке шли в тамбур – там две несущие стены, поэтому более безопасно. По крайней мере, нам так казалось», – повествует харьковчанка.

Далее события развивались все хуже и хуже.

«Начали гибнуть мирные люди, становилось все больше жертв и разрушений. Власти объявили комендантский час. С 16.00 нельзя было покидать дома, но это не означает, что до этого времени можно было передвигаться спокойно. Неподалеку от нашего дома стоит большой супермаркет „Велмарт“. Днем там стояла большая очередь, которую просто расстреляли… В результате удара „Градов“ (российская реактивная система залпового огня – Прим.) тогда один человек погиб. На следующий день расстреляли все магазины у нас в микрорайоне – они просто не смогли работать, а ходить за продуктами на большие расстояния опасно. Выходить на улицу в принципе было страшно».

Пожар в доме вызванный обстрелом в Харькове в пятницу 25.03.2022. Фото Мариенко Андрей / УНИАН

«Мы пробыли дома еще около четырех дней. С каждым днем все становилось хуже – уже начали бить по домам. Жили в постоянном чувстве страха, хотя, может, он был не совсем обоснованным, когда думаешь об этом сейчас, но там все выглядит совершенно иначе. В итоге мы наскоро собрались, взяли самое необходимое (у меня не было почти ничего) и уехали во Львов. Это было 2 марта – на седьмой день войны», – глубоко вздыхает Кристина.

Позже они приняли решение выехать за рубеж.

«Сейчас в Украине везде небезопасно… Самые страшные вещи и бои идут на востоке, под Киевом, но сирены звучат и во Львове, и в Тернополе… Поэтому мы приняли решение пересечь границу и выехать за рубеж. Хотя бы ради моей маленькой сестренки», – говорит она.

Не сдаваться

Героиня нашего интервью говорит, что гордится президентом Владимиром Зеленским. Украинское общество сегодня едино как никогда. Народ не сдастся – украинцы защищают каждый сантиметр своей земли.

Люди прячутся от обстрелов в метро в Харькове в четверг 24.03.2022. Фото Мариенко Андрей / УНИАН

«Кто-то может сказать – сдайтесь, уступите, поддайтесь, чтобы не страдать, но я категорически с этим не согласна. Если мы отдадим кусок своей земли одним, затем придут другие. Один потребует одно, другой – второе, третий – третье, при этом все могут начать стрелять… Тогда Украина развалится. Мы это не допустим. Путин сказал, что его „спецоперация“ займет два-три дня, а война идет уже месяц. И Харьков с Мариуполем, которые находятся прямо у границы, до сих пор стоят и героически держат оборону. Украина – первая страна, которая дала отпор, его [Путина] это выводит из себя. Наша армия сражается, народ сопротивляется, власти на местах, поэтому он и стал бить по людям, инфраструктуре, создавать гуманитарные кризисы», – уверена она.

В Харькове у Кристины остался дядя.

«Он не выходит на связь уже неделю. Когда мы эвакуировались и были в Польше, я видела сообщение, что был удар – недалеко от нашего дома… Дядя в тот момент находился в квартире – в комнате разбились окна, на него посыпалось стекло. Его сильно порезали осколки. Знаем, что он сильно заболел. В квартире сейчас нет ни воды, ни отопления, ни света. Медикаментов тоже нет. Работают волонтеры, которые могут что-то привезти, но их возможности ограничены. Мы знаем, что он оказал себе первую помощь сам, но потом связь прервалась. Проверить все ли с ним в порядке невозможно, так как все мои близкие знакомые город покинули», – разводит руками собеседница.

Война должна закончиться – это главное желание всех украинцев сегодня, но большинство не верит в перемирие, говорит Кристина.

Люди укрывают мешками с песком памятник им. Т.Г. Шевченко в Харькове в четверг 24.03.2022. Фото Мариенко Андрей / УНИАН

«Лично я и все мои знакомые в это не верят. Путин – это недочеловек. Для него человеческая жизнь ничего не значит и ничего не стоит. Все эти разговоры о перемирии кажутся манипуляцией и провокацией, чтобы потом устроить что-то еще. В Украине погибло уже больше 15 000 российских военных. Скоро некому будет ехать воевать. Он настолько загнал свою страну и ее экономику, что они скоро вернутся в каменный век, и это только начало. А расплачиваться за все это будет русский народ, который превращают в изгоев… Мы должны держаться, мы будем сопротивляться и защищаться до победного конца», – отчеканила харьковчанка.

«За границей хорошо, а дома лучше»

По словам Кристины, первый шок прошел давно, но вот осознание происходящего пришло позже.

«Окончательно накрыло, когда я уже была в Клайпеде. На протяжении всего этого времени я понимала, что началась война, но не принимала этого. Было ощущение, что ты спишь – долго спишь и никак не можешь проснуться. Для харьковчан это стало шоком, но украинский народ – сильный народ. Посмотрите, как ведут себя люди, которые остались в оккупации? Идут на танки и бронемашины с голыми руками, готовы митинговать и протестовать против агрессора под дулом автоматов. Я горжусь своей страной, своим народом и своим президентом».

Подбитый австомобиль ББМ “Тигр” на окраине города в Харькове в четверг 24.03.2022. Фото Мариенко Андрей / УНИАН

Путин сильно ошибся, полагая, что Харьков и восточная Украина в целом встретят его с цветами, подчеркивает она.

«Все изначально все понимали. Никто их не считал и не считает освободителями. В одном Харькове уничтожили до 1 000 домов, а люди прятались от „освободителей“ в подвалах. Гибнут люди, дети, горожане не могут похоронить своих родных, трупы лежат в подвалах… Мы не ждали российскую армию. У нас все было отлично. У меня была прекрасная работа, прекрасный дом, прекрасная семья. Мне никто и никогда не запрещал общаться на русском языке, как и всем харьковчанам», – прижимает руки к голове собеседница.

В конце беседы героиня обратилась к россиянам: «Россияне, нас не нужно ни от кого и ни от чего спасать! Пусть ваш президент отстанет нас, даст нам жить. Вы начали эту войну. Ваши войска вступили на нашу территорию – не наша армия обстреливает Москву, Питер, Ростов, Сочи… Не вы прячетесь в подвалах и метро от ракетных ударов украинцев. Наши города уничтожают и рушат. Остановите эту войну – ради нас и ради себя!».

Она уверена, что, несмотря на тяжесть ситуации, ее город и страна будут восстановлены.

«Отстраивать Украину будем всем миром. Как только война закончится, мы с друзьями сразу возвращаемся в Харьков. Шпатель в руки и идем работать и восстанавливать наши дома и мой любимый город. Я не могу без Харькова», – подытожила Кристина Головина.


    2022-03-29

    Написать комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    Поддержка

    Jei Jums patinka „Atviros Klaipėdos" žurnalistų rengiami straipsniai ir tikite visiškai atviros bei nepriklausomos žiniasklaidos idėja - paremkite mus, nes į VšĮ „Klaipėda atvirai" sąskaitą pervedama parama yra pagrindinis mūsų pajamų šaltinis.

    Paremti
    Atviri dokumentai

    VšĮ „Klaipėda atvirai" kiekvieno mėnesio pradžioje skelbia, kiek per praėjusį sulaukė paramos. Taip pat - detalią atskaitą apie visas praėjusio mėnesio išlaidas.

    Čia galite rasti ir portalo Etikos kodeksą bei VšĮ „Klaipėda atvirai" dalininkų sąrašą.

    Su dokumentais galite susipažinti čia
    Informacija

    Portalas „Atvira Klaipėda” priklauso
    VšĮ „Klaipėda atvirai”. Plačiau apie įstaigą ir portalą galima paskaityti čia.

    Puslapio taisyklės. 

    Redakcijos adresas: Bangų g. 5A-3F, Klaipėda, LT-91250, Tel. + 370 650 77550
    el. paštas: info@atviraklaipeda.lt